March 5th, 2015

Graf Levin (Leontij Leontevič) August Th

Talking Heads

Тут не первый уж день,
Тут не первый уж год.
Учат жизни с экрана
Российский народ.

Был тогда демократ,
До того - коммунист,
Ветер сменится -
Вновь перелистанный лист.

Каждый звук - от души,
Каждый жест - на ура.
Позабыть поспеши,
Что вещал он вчера.

Не жалея язык,
Проигравших гнобя,
Перемены любые
В руках теребя.

Изливают на нас
Свой божественный глас:
"Был кумиром вчера,
А теперь - пидарас против вас!"

...

Их душа умерла,
Их слова - чистый яд.
Говорят, говорят,
Говорят, говорят.
Danger

Про жар

В больнице

Стояли как перед витриной,
Почти запрудив тротуар.
Носилки втолкнули в машину.
В кабину вскочил санитар.

И скорая помощь, минуя
Панели, подъезды, зевак,
Сумятицу улиц ночную,
Нырнула огнями во мрак.

Collapse )

http://www.ruthenia.ru/60s/pasternak/kogda/v_bolnice.htm
Arshavin

Возвращение

Он шёл из больницы шатаясь,
Так бледен, совсем не узнать.
По узким проулкам скитаясь,
Свой дом он не мог отыскать.

Стакан опрокинув перцовки.
Подумав: "Наверное рак!" -
Хлебнул из второй поллитровки,
Ведь выпить он был не дурак.

Collapse )
Lermontov

Про руку

Оригинал взят у beobaxter в Я. Смеляков

На главной площади страны,
невдалеке от Спасской башни,
под сенью каменной стены
лежит в могиле вождь вчерашний.

Над местом, где закопан он
без ритуалов и рыданий,
нет наклонившихся знамен
и нет скорбящих изваяний,

ни обелиска, ни креста,
ни караульного солдата —
лишь только голая плита
и две решающие даты,

да чья-то женская рука
с томящей нежностью и силой
два безымянные цветка
к его надгробью положила.
Stalin zindabad

Arshavin

Godfather

Идёт петербургская Ксения
Сжимая в руке пистолет.
"За всё он сегодня ответит!
Ответит!" А может и нет.

"За снятие с разных эфиров,
За обыск на ранней заре,
За кипеж в Европе и мире.
За всех, кто укрылся в Кремле.
За нашу и вашу свободу,
Которых нигде не сыскать.
За рубль, утонувший в сортире,
За право по спинам стрелять.

Сегодня ему не укрыться!
Сегодня ему не уйти!
За эти ужасные лица,
Которых в Аду не найти".

Идёт, спотыкаясь, на шпильках,
Забыв про покой и уют.
Прохожие просят автограф,
А также советы дают.
КлоунАда

(no subject)

Не верю в наши я войска
И в их присутствие в Донбассе.
Не верю в дуло у виска,
Не верю в пестициды в мясе.
Не верю в то, что я дышу,
Не верю слову я поэта,
Не верю в то, что я пишу.
Прошу меня простить за это.
Tatiana Limanova

Московия

Весна. В окнах загорелся новый день,
Заходилась в трелях всяческая мразь.
Тянулась к солнцу тень.
В Кремле перебирал казну великий князь.

Все шли и ехали куда-то.
Левою рукой перекрестясь,
Страна остановилась на распутье,
По пьяному лицу размазывая грязь.
Danger

19/53

Давно, давно, давно, давно
Средь отступающей зимы,
Среди весны проталин.

Захлебнулся кровью в этот день
Вождь народов
Товарищ Джугашвили,
Более известный нам
Как Сталин.
Danger

(no subject)

Оригинал взят у rightview в Преодоление условного

Ну вот, неделя прошла. Можно подвести итоги.

Чего явно необязательно было делать в сложившейся ситуации, так это оплакивать «Немцова». Нет никакого смысла защищать российский либерализм – который опровергает себя сам – от него же самого. Неперспективно. Политически самоубиться – его добровольное принципиальное решение, которому в свою очередь сопутствуют известные нюансы эмпирического плана. Но в том числе и именно поэтому еще более неуместно демонизировать его, впадать в обскурантизм и нести конспирологическую пургу – чем энергично занялись комментаторы, критически настроенные к покойнику.

История с Немцовым прозондировала почву. Результат не показал ничего хорошего – реакция среды максимально болезненна. Болезненна в значении «психически нездорова». Отторжение либерализма как правило вписано у нас в модель, у которой слишком много побочных эффектов. Формы отрицания «Немцова», практикуемые в России, оказываются себе дороже: они метафизически, политически и умственно ослабляют отрицающих вместо того, чтобы делать их сильнее. Оно им не на пользу.

Collapse )