December 15th, 2017

Tatiana Limanova

День без Ганди

Устал. Проспал очередную судьбоносную пресс-конференцию незаменимого фюрера. О чем на этот раз пиздел Володя Ёбнутый несколько часов подряд и что кому подарил, даже думать не хочу. Да и какая разница? Задорнов умер уже от рака мозга, так что теперь он - король эстрады и лидер жанра, что бы ни сказал. Чистая мо-но-по-лия, до самого конца.

Едем сегодня в Ясенево, надеюсь, хоть там им не воняет - всё-таки юг.
Lermontov

СП

"В душе моей метель взревела,
Что впереди? Тюремный ад?
Прости, друг Гоша, сел за дело
перед тобой так виноват.
Да, брал я, крал твои колбаски!
Да, пил вино! Ебал гусей!
Пока все чахли, жил как в сказке
нетрезвой Родины моей.
Рубили за окном берёзки,
до смерти кто-то дни считал,
Но нет, не проливал я слёзки!
Я плёл интриги, я - мешал.
Я плюнул в руку, всю в мозолях
От гребли и простых трудов,
Я думал - об откатах, долях,
Я был не лучшим из скотов.
Теперь уж поздно править строчки,
Обжаловать свой приговор,
Что говорить - дошёл до точки,
Ведь был министр, а ныне - вор!
От Холмогор до Мозамбика
кружила жизни карусель,
А я шептал тайком: "Гляди-ка,
Куда поедешь вновь отсель!"
Но это ты да нацилидер
всё держат на своих плечах,
А я повёл себя как пидор,
так цвел, так цвёл, теперь - зачах!
Да, ждал из дальних стран хозяев!
На трубах краны закрывал
Пиит Алёша Улюкаев,
Лукавил, загребая нал"...


В тугой петле застыло тело.
Шумели вольны воробьи,
Снег падал робко и несмело.
На лица, стёкла и скамьи
Поэт ушёл, угас как пламень,
Чуть меньше нации отцов,
Так был заложен первый камень
в Проспект Повешенных гребцов.
Страна проснётся, изумлённо
Посмотрит на висящих гнид,
Они метались зачумленно,
Кто - умер сам, кто был убит.
Теперь в плену других запретов,
у адских греются котлов,
Не слышно нам от них ответов,
Что ж, время лучший из ветров:
Оно расставит всё по полкам,
Закроет зло ковром из трав,
Пройдёт по прошлого осколкам,
Оно сильней любых отрав.

Плывёт корабль, он снова молод,
вновь парус полон, не обвис,
Сквозь смерть и сон,
Сквозь страх и холод.
Ты позади, Эпоха крыс.
"Lewis Carroll As the White Rabbit"

(no subject)

I'm just a man lost in space
Calling out, hoping to hear something back, something back

Listen to the universe, you may find an answer
Love is here and everywhere, don't be scared

Listen to the universe, you may find an answer
Love is here and everywhere, don't be scared

Listen to the universe, you may find an answer
Love is here and everywhere, don't be scared, don't be scared

https://www.azlyrics.com/lyrics/kadebostany/mindifistay.html
I see you

F0

Когда-нибудь будет здесь воздух так чист
И сгинет со света последний чекист,
Ни крепких их рук, ни холодных сердец -
Истории славной полнейших конец.
Все сгинули разом, заменит их разум
уже цифровой, что следит за тобой,
Он прям, неподкупен, презирает простуду,
Он вечно с тобой, навсегда и повсюду,
Его алгоритмы просты и жестоки,
Не сеет, не веет - фильтрует потоки.

Лишь бронзовый Феликс, бессмертный как Феникс,
Стоит, его не увидишь сидящим на лавке,
Вписав в ту историю первые главки,
он ждёт не дождётся своей переплавки.
КлоунАда

Les

В небе мало света,
За стеною стужа,
Где-то россиянка
Разрубает мужа.
Отрубает ноги,
Отрубает руки,
И не слышно криков,
Лишь глухие стуки.
Голые деревья,
Белочки и зайка,
У опушки леса
Трудится хозяйка.
Труд её нелёгок,
Но хватает силы,
Голову любимого
Насадить на вилы.
Всё у нас широко,
Не имеет края,
Выглядит жестоко,
но она - не злая.
Просто всё обрыдло,
Просто все достали,
Вот и был разобран
Милый на детали,
Как ни кинь - всё мимо,
Чёт ли или нечет,
Не горюй, родной,
Всё любовь излечит.
Lermontov

(no subject)

Для каждого в стране своя легко найдётся порка,
Кому - амнистия, кому - арест, строгач, восьмёрка,
Путь к шпонке чей-то прост и прям, путь чей-то слишком труден,
А кто-то, что бы ни творил - не сечен, неподсуден.

Нет крыши - так амбиции свои умерь, на узел завяжи,
Что для одних - стена, то для другого - просто миражи,
Одних ждёт Роллтон, а другие презирают и икру,
Но каждый вносит вклад посильный в непрерывную игру.

И кто бы ни сидел вверху, кто бы тут как долго бы ни правил,
Игра идёт себе, хоть она и не имеет ясных правил,
Был вечером велик, утром стал слабее мыши,
Приходят за тобой лишь те, чьи крыши нынче выше.
Lermontov

(no subject)

Никому нас не согнуть
И не взять нас в плен,
Если б дали хоть чуть-чуть
Жить без перемен,
Чтобы ровно жизнь текла,
Тихо как вода,
Чтоб каждый день была
Новая среда.

Чтобы знали мы, кому
Скажем вновь: "Пока!",
Чтобы жили по уму
В этот день Сурка.