July 26th, 2019

I see you

Нигде кроме как в Мосгоризбиркоме!

В Мосгоризбиркоме задержан диван, на котором лежала Любовь Соболь - призывал к беспорядкам, выкрикивал экстремистские лозунги и оказывал активное сопротивление законным представителям власти и сотрудникам репрессивных органов
I see you

Хроники оттепели

Уголовное дело о воспрепятствовании работе столичных избиркомов курирует Служба по защите конституционного строя ФСБ, рассказали источники РБК. Силовики увидели в протестах «будущий майдан» и ищут связи оппозиции с Западом.

Подробнее на РБК:
https://www.rbc.ru/politics/26/07/2019/5d3ad75f9a7947e41aa5014a?from=from_main

Глава Мосгоризбиркома Валентин Горбунов утверждает, что в главном зале избирательной комиссии перестала работать звуковая аппаратура, сообщает «Интерфакс».

«Вчера из-за поведения кандидата Соболь, которая до 00:00 оставалась в зале вместе с представителями зарубежных СМИ, до сих пор не удалось восстановить звуковую аппаратуру. Что они там делали, непонятно», — сказал Горбунов.

https://meduza.io/news/2019/07/26/v-zale-mosgorizbirkoma-perestala-rabotat-zvukovaya-apparatura-glava-komissii-uveren-vinovata-sobol

Оперативники Следственного комитета прибыли вечером 26 июля в офис Фонда борьбы с коррупцией в Москве. Об этом в твиттере сообщил директор ФБК Иван Жданов.

https://meduza.io/news/2019/07/26/sk-prishel-s-obyskami-v-fond-borby-s-korruptsiey

Полицейские пришли с обыском к родителям муниципального депутата, незарегистрированного кандидата в Мосгордуму Константина Янкаускаса, сообщил он на своей странице в Twitter. Янкаускас уточнил, что не живет в этой квартире.

Мать Янкаускаса сообщила Дождю, что заперлась изнутри и ждет адвоката. По ее словам, 77-летний отец политика находится в подъезде с силовиками, они ему угрожают и выламывают руки. К ним выехала адвокат от проекта «ОВД-инфо» Вера Гончарова.

https://www.vedomosti.ru/politics/news/2019/07/26/807423-s-obiskom

Уклоняющихся от военной службы будут искать на несогласованном митинге 27 июля в поддержку незарегистрированных кандидатов в Мосгордуму, сообщили ТАСС в пресс-службе департамента региональной безопасности и противодействия коррупции Москвы.

Анализ проведенных в Москве массовых публичных акций показал, что среди их участников много лиц, уклоняющихся от военной службы, рассказали в департаменте. Для их выявления с целью последующего призыва в городе будут задействованы специальные группы.

https://www.vedomosti.ru/politics/news/2019/07/26/807421-na-mitinge
Lermontov

(no subject)

В Перми неподалёку от улицы Малкова есть болото —
Копия самой гнусной трясины, только уменьшенная.
У его берегов на скамейке всё время бухает кто-то,
В основном женщины — скучные, толстые женщины.
У женщин такие же толстые и скучные имена
Клавдия, Люда, как вариант — Зинаида.
Они покупают дешёвого пива, нефтяного вина
Или ещё какого-то пойла отталкивающего вида.
Они здесь общаются, лузгают семечки, делают шашлыки,
Называя мужей козлами, а общих подруг — коровами.
Иногда к ним приходят тощие загорелые мужики
В клетчатых шортах и с пальцами татуированными.
Жизнь людей, которые тут бухают, как правило, не задалась,
Настолько нереспектабельно это вонючее место.
В болоте, в самой трясине всё время булькает мразь,
Которая современной науке вполне может быть неизвестна.
В общем-то, всё предельно понятно. Но иногда, ночами,
Когда я прохожу вдоль болота, употребив “Ягуара”,
Мне кажется — здесь российский вариант легенды о Нараяме,
И все эти грустные бабы, когда становятся старыми
И когда понимают, что их смертный час всё ближе,
Подходят к болоту, допивают дешёвое пиво,
Заходят в токсичную мутно-зелёную жижу
И, растворяясь, булькают в ней тоскливо.

https://magazines.gorky.media/znamia/2011/4/v-okrestnostyah-ugleuralska.html
Lermontov

27/14

Порядок никто не навёл
до сих пор,
Хрупка для ударов Империя.
Зачем нас покинул,
не в грядущее ли ушёл,
Лаврентий Павлович Берия?
А по шоссе из Щёлково
надвигался враг,
ползли иностранные танки,
хохотали внутри над тем,
что всё здесь не так,
везли нам свои евробендеровские
вышиванки.
Хотели,
чтобы мы тут зашлись в гопаке,
закружились в оранжевой вьюге,
чтоб плыли подлодки по Волге-реке,
замкнув нас во вражеском круге.
Чтоб вот так как-то разом -
и пал наш Сталинград,
и пал он под собственным весом,
чтобы кесарь уперся бы в пробку
на МКАД,
как простой какой-нибудь
автослесарь.
Чтоб самим не вздохнуть,
ни газу дать,
чтоб рулили всем пидарасы,
поперёк полосы не могли бы
взлетать космонавты,
лётчики-асы.
Чтобы не курлыкали журавли,
навсегда отлетев,
тигры бы ели гречу,
Чтобы песни свои на банкете
отпев,
нацилидер вовремя приходил бы
на явку на нужную встречу.

Беда велика,
не задвинешь под стол,
не стало к власти ни грамма доверия.
Ты помнишь ли, как зашатался престол -
в тот день, когда пала мэрия?
Когда на обломках домов на Тверской
плясали они в соболях
свои даблстепы, канканы
все эти сраные отказники
и прочие самовыдвинутые обезьяны?
Вина велика, её не искупить,
отлить бы в граните и смальте,
те цифры которые не позабыть,
кровавые на асфальте.
Да, те роковые - 27,
когда так тряхнуло галеру,
что Горбунова смогли сломить
Валентина. Или Валеру?
Не вспомню.
И в том тоже есть моя вина,
Расколоты люди-глыбы,
Свободы теперь у всех дохрена,
Но всё мы молчим как рыбы
про славное время, отдавшийся Крым,
про мощь утонувших, не всплывших,
Нам с той не сойти колеи,
борозды,
Помянем же всех погибших.
Никто кулаком не стукнул ведь
по столу,
Не вырубил интернеты,
Ни крикнул:
"Смутьянам быть на колу!",
Собой не закрыл планету
от ереси их либеральных холер,
чумы торжества закона,
никто не дорос ведь до крайних мер -
и треснула оборона.
Казалась - пустяк,
забей, плюнь, брось,
подумаешь, экая малость!
А всё пошло прахом,
да вкривь, да в кость
И линий прямых не осталось.

Ведь всё бы могло
не растечься как слизь,
лежали бы карты иначе,
шептали ведь губы:
"Гей, Палыч! Держись!"
И Палыч держался -
на даче.

Другая картина -
от пары мазков,
без всех этих лайков
и твистов,
Кому-то на то
не хватило мозгов,
чтоб ветер качал
июлистов...