June 1st, 2020

Tatiana Limanova

О горе

>Замечательно впечатление, которое произвело на всех известие о смерти Николая Павловича. В Москве положительно не было ни одного грустного лица, — некоторые были исполнены надежды на нового императора, другие были совершенно хладнокровны. Когда собрались присягать, это меня поразило, — я ожидал, что хоть немногие явятся с грустными физиономиями: ничуть не бывало. Поверьте — все пойдет лучше... Смерть императора вызвала две похвальных статьи, написанных чрезвычайно слезливо. Одна статья принадлежит Гречу — и начинается словами «Плачь, Россия», другая статья принадлежит Шевыреву — и есть не что иное, как переложение первой в стихах. И стихи и проза до такой степени льстивы, что заставляют предположить в авторах желание подличать только для того, чтобы подличать — с совершенным бескорыстием и безо всякого расчета. Неизвестный автор написал на них следующее двустишие:

Усопшему царю хвалу воздали с ревом
Греч, дважды сеченный, с кликушей Шевыревым.

http://www.uamconsult.com/book_812_chapter_30_Glava_6.html

Тщетно искал в интернетах и гуглах автора двустишия.
Lermontov

Пятигорький и дуралей

Жил-был на свете добрый и довольно ядовитый молодец Кирилл Кобрин, одни книги ставил на книжные полки и бранил, другие - ставил и хвалил, сам что-то писал, вёл себе передачи на "Радио Свобода", да как-то раз помянул он в отсюда и не видном уже 2014 году иронически не кого-нибудь, а будущего члена то одной нелегальной, то совсем уже другой абсолютно одобренный властями партии.

На свою беду:

Так что влияние Соловьева на жизнестроительство русских символистов было мощнейшим, пусть и искаженным самими символистами. А влияние русских символистов на русскую поэзию и, шире, литературу было гигантским. Даже их противники черпали свои силы в оппозиции Блоку, Белому, Эллису, Чулкову, Вячеславу Иванову и другим. Без русского символизма не было бы русского акмеизма и русского футуризма, а без двух последних – вообще ничего не было бы, сплошной Семен Бабаевский, Юрий Бондарев и Захар Прилепин. Впрочем, последнего, быть может, тоже не было бы – он же стилизует себя под Максима Горького, а отношение Горького к модернизму начала XX века было очень напряженным, да и вообще он – важная часть русского «серебряного века».

Довольно часто это приводит к неприятным и даже катастрофическим последствиям, на частном уровне – к загубленным жизням, как у Блока или Белого, на общественном – сошлюсь на сюжет «Ницше и германский нацизм». В то же время, «хорошего», «правильного», «настоящего» прочтения культурой философии просто не бывает, это системы разного порядка с разными настройками, несмотря на кажущуюся близость и даже иллюзорное совпадение. Сигнал одного типа преобразуется в сигнал другого типа – можно использовать и такую техническую метафору. Обычная история, более того – несмотря на все ужасы и потрясения – нормальная, естественная и, по большей части, продуктивная. Без нее культура вообще не могла бы существовать и воспроизводиться.


https://www.svoboda.org/a/25325361.html

Так всё запутано - и вдруг Захар. Хотя и речь-то в тексте и вовсе была о совсем другом - многострадальной русской философии, буддизме, символистах и акмеистах, и других абсолютно не нужных в быту высоких материях, случилось страшное - автор 20 с лишним книг немедленно не по-буддийский обиделся всего лишь на упоминанием в таком контексте - сразу, всерьёз и, как потом оказалось, практически навсегда.

Сначала будущий правдист оперативно среагировал и нанёс разящий удар так:

Кирилл Кобрин на «Радио Свобода» пишет про философа Соловьёва, и сообщает, что если б не Соловьёв «здесь бы вообще ничего не было — только Бабаевский, Бондарев и Захар Прилепин».

Впрочем, Кобрин сообщает, что Прилепин возводит свою генеалогию к Горькому (что не так) — а Горького не было бы без Соловьёва. Без Соловьёва не было бы символистов и футуристов, и мир был бы пуст без него. Впрочем, вот Бабаевский и Бондарев появились бы.

Короче, традиционная спесь стоит за всем этим. У Кобрина чешется и он чешет.

Нет, мне нравится компания Бабаевского и Бондарева. Бабаевский — хороший мужик, писал оптимистичные бодрые полотна, две трети Голливуда в его время состояло из таких же Бабаевских — едва ли это мучает Кобрина...

Что до Бондарева — то это один из лучших мировых баталистов, и крупнейший русский писатель второй половины XX века. Ему вменили в вину то, что он был большой советский литературный начальник — вестимо, если б он попросил политического убежища в Канаде в каком-нибудь 70-м году — он бы ценился куда выше у этих кривляк.

Дело, впрочем, в другом.

Почему, собственно, именно Бабаевский и Бондарев? Потому что они как бы не читали Соловьёва?


https://prilepin.livejournal.com/125579.html


Боевая обстановка неуловимо изменялась. Ежесекундно. Главное управление лагерей становилось Главной обителью. Враги под натиском иронии теряли фамилии и человеческий облик. Пал МХАТ. Негоро и Кантария водружали знамя победы над куполом цирка - оно раз за разом оказывалось жовто-блакитным. Капитаны прозы, отсидев 15 лет без перечитки, выходили в эфир и тираж. То не было ничего такого, то снова было. Сталин прочитал письмо, захрипел и дал дудя. На каждую Пасху бессовестно мироточил Ленин. Шли годы, кривляки наседали, кто-то бежал из "Русского мира" от Вани Дамма, кто-то неловко и навсегда входил в лифт без кнопок, кто-то напрочь терял голову в ресторане, кто-то - горел на работе, напрочь забытые батальоны таяли, просили то огня, то бабла, а больше не было ни того, ни другого. Львович лгал. Есенин вешал Маяковского. В ботинках гулко хлюпала горячая "Гжелка", молоко пропадало без вести, успев скиснуть до русского рокфора.

Премии стали неизбежны. Кто-то что-то обильно писал, кто-то - это читал, кто-то начал ездить на гастроли и давать уроки - то русским русского, то пятигорским - пятигорского, но вот обида оставалась - и вновь прилетело столь не вовремя и не там чесавшему добру молодцу К.Кобрину - он в наказание и вовсе исчез из текста, превратившись в общее зудящее либеральное место - то ли в радио, то ли в скрывающее что-то совсем уж непечатное троеточие. "Получай, фашист, гранату-2", безымянная мишень.

Но - не только ему перепало на орехи, в потерпевшие угодил и тот самый чёртов философ Соловьёв, он тоже абсолютно и закономерно вовремя исчез - для автора стал актуален совсем уже другой В.Соловьёв. Зато на замену буквально сразу же абсолютно героически выбежал из заплёванного либералами окопа тоже уже к тому времени неоднократно павший в боях с бендеревцами при штурме русского Киева анекдотичный товарищ Пятигорький и ответный русский удар стал ещё более разящим, буквально всех подряд:

...«Радио Свобода» пишет про философа Пятигоркого, и сообщает, что если б не Пятигорский, «здесь бы вообще ничего не было — только Бабаевский, Бондарев и Захар Прилепин».

Впрочем, сообщает … и Прилепин возводит свою генеалогию к Горькому — а Горького не было бы без Пятигорского. Без Пятигорского не было бы символистов и футуристов, и мир был бы пуст без него. Впрочем, вот Бабаевский и Бондарев появились бы.

Нет, мне нравится компания Бабаевского и Бондарева. Бабаевский — хороший мужик, писал оптимистичные бодрые полотна, две трети Голливуда в его время состояло из таких же Бабаевских — едва ли это мучает...

Что до Бондарева — то это один из лучших мировых баталистов, и крупнейший русский писатель второй половины XX века — ему вменили в вину то, что он был большой советский литературный начальник — вестимо, если б он попросил политического убежища в Канаде в каком-нибудь 70-м году, — он бы ценился куда выше у этих кривляк. Дело, впрочем, в другом.

Почему, собственно, именно Бабаевский и Бондарев? Потому что они как бы не читали Пятигорского? Но почему не написать: если б не Пятигорский, здесь остались бы только Анатолий Рыбаков и Василий Аксёнов? Или Рыбаков и Аксёнов всю жизнь демонстрировали необычайное знание Пятигорского и свободно ныряли в глубинах Серебряного века?

Да не было ничего такого.

Почему нельзя сказать: тут остались бы только Трифонов и Войнович? Или Войнович неоднократно выказывал себя как спец по футуризму или редкостный ценитель философии?


https://denlit.ru/index.php?view=articles&articles_id=82

Четыре трети. Полтора Бабаевского. В общем, грянул неизбежный взрыв хлопок газов - от заматеревшего политрука досталось сразу многим, кто не спрятался, хотя и непонятно за что: не только канувшему в озеро Комо безнадежно устаревшему сыну историка, но и доплывшему до Америки Василию Аксёнову, не доплывшему Трифонову, не вышедшему в начальники политэмигранту Войновичу и даже попавшему в эту плохую компанию за какую-то очевидную русофобскую антисоветчину, видимо "Детей Арбата", Анатолию Рыбакову. Обида стало поистине адовой и вселенской - прямо скажу, мало кто из всех этих блоков и горьких, диссидентов-акмеистов-модернистов, как уехавших, так и чудом уцелевших на Родине, читал Захара Прилепина, за что они и поплатились. Расплавлены планшеты. Жаль конечно, что кто-то кого-то вообще упомянул по ходу дела - промолчал бы Кобрин шесть лет назад, вспомнил бы кого-нибудь иного, не такого ранимого и памятливого, из великих современников и соотечественников - никто бы и не пострадал.

Впрочем, я не литератор и мне вовсе всё равно - читал ли философ Вл.Соловьев на досуге Бабаевского с Бондаревым и других мастеров Голливуда или нет, за это ведь даже сейчас (пока) не сажают. Не мог же столь успешный мастер слова настолько помешаться и перепутать всё и всех подряд - Пятигорький, Дваждысоловьёв, Герместриждывеличайший, мутные модернисты какие-то, "всё смешалось в доме Обломских", как писал некогда в своём секретном Фейсбуке из Голливуда рядовой Гоголь сержанту Белинскому. Кто не помнит рядового Гоголя - толстый такой! В камуфляже! В одном взводе в Чечне служили, вместе европейских чистоплюев и алаакбаров на дорогах резали и трясли! По шесть мешков арбузов с каждой фуры, эх, было времечко горячее!

Но доскачет ли на белом коне ли новый Пересвет в таком смутном душевном состоянии до джунглей Канады или хотя бы до Нижней Рязани? Судить не берусь, главное ведь не это. Главное - восторженные читатели, зрители, почитатели и покупатели. А теперь вот - ещё избиратели. Которые "впервые для себя открыли благодаря Вашей", но особо не вникают.

Если им и так всё невероятно нравится - то вникать и не нужно.

PS: Впрочем, что мы тут доказываем, ничего не доказываем. Просто со скуки вскрываем традиционный фокус. Хотя можно и не вскрывать. Знаете почему? Потому что этот дуралей с «Радио Свобода» ужасно, пожизненно, нестерпимо любит русскую культуру. И всем стремится ещё раз объяснить, как именно он её любит.

А то, что он лягается попутно — ну так это просто темперамент. Как же проскакать и не попытаться лягнуть Бондарева. Юрию Васильевичу Бондареву же в марте этого года исполнилось 90 лет. Дай Бог ему здоровья. Он героический офицер, начал войну под Сталинградом, и имеет столько боевых наград, сколько вам и не снилось. Понятно, что если б не было философа Пятигорского, у нас был бы один Бондарев тут.

Но если б не было Бондарева — то не было бы лично…

Такой вот философический парадокс.


Amen.
Arshavin

Обыкновенный столбун

>Все взрослые в коммуне постоянно носили на груди значки с изображением Ф. Э. Дзержинского, подростки — комсомольские и пионерские, а мы, дети, — октябрятские. Кроме этого, очень поощрялась одежда тридцатых годов: блузки с кружевами, юбки, приталенные платья и обязательно косынки или платки на голове у женщин. Также очень приветствовались военные пилотки. Никто не пользовался косметикой и не носил украшений, разве что очень маленькие и скромные.

Иногда нам устраивали просмотры кинофильмов, но обязательно патриотических, типа «Коммуниста» или «Как закалялась сталь». У нас были книги; мы читали в основном про пионеров-героев и их подвиги, «Динку» Осеевой, «Четвертую высоту» о Гуле Королевой, «Как закалялась сталь» и «Молодую гвардию». Вся литература у нас была патриотическая.

В моем детском воображении рисовались самые страшные образы преследующих меня сионистов. Я представляла их с перекошенными от злобы лицами, лязгающими зубами и длинными крючковатыми руками со звериными когтями, которые тянутся ко мне, чтобы схватить и утащить в свое страшное логово, где они высасывают из живых детей теплую кровь или делают что-то еще более ужасное, мне неведомое.

В день, когда умер Брежнев, в городе был траур. Настала минута молчания, с улицы слышались сирены. По телевизору показывали похороны и балет «Лебединое озеро». Нас выстроили в шеренгу перед телевизором и на октябрятские значки, которые мы постоянно носили на любой одежде, повязали черные ленточки. Мы должны были плакать или хотя бы выглядеть скорбными, но один мальчик лет семи почему-то хихикнул. Юлия Викторовна, младшая дочка Главного, выхватила его из шеренги, оттащила в коридор, схватила ремень и начала жестоко избивать. Била куда попало. Он долго плакал, кричал; его поставили в угол там же, в коридоре, за дверь.


https://www.svoboda.org/a/30641858.html
Lermontov

Богатыри

Что бы в мире не случилось,
сытно пьём мы и едим,
победив коронавирус -
и Азаров победим.
Брань крепка,
Охрана быстра,
Голос твёрд и не дрожит,
От любого ведь министра
кто угодно побежит!
Демократу, пацифисту,
да любому же врагу
даст пизды легко и быстро
славный сокол наш Шойгу.

Дитрих, Зиничев,
Мурашко!
Фальков, Патрушев,
Лавров!
Взявши штык
и взявши шашку,
Каждый в бой пойти готов!

Русский серп
и Русский молох
сокрушат любую твердь,
Так что - рви свою бумажку,
лучше просто присмиреть.
Collapse )