Шестая колонна (access07) wrote,
Шестая колонна
access07

Categories:

О пользе бессонницы

Светлов тяжело болел, у него был рак легких, от которого он и умер. Держался он удивительно мужественно, продолжал шутить. Приглашая знакомого в гости, сказал: «Принеси пиво, рак уже есть». Светлов умер 28 сентября 1964. Мы с Игорем не были на похоронах, нас не было в Москве, а мама моя была. На похоронах было очень много народа. Светлова любили все. Как-то Ахматова, впервые увидевшая его и познакомившаяся с ним на какой то тусовке, сказала, что все её ленинградские друзья любят Светлова, и она всегда удивлялась, как это такие разные люди могут любить одного человека, но теперь она поняла, в чем дело, его просто нельзя не любить. Вот все эти разные люди и были на похоронах. Многие плакали. Там был и Сергей Смирнов, был такой поэт. Он был горбатый, стихи его были не самые высокохудожественные, и, к тому же, он был звериный антисемит. Известна эпиграмма на него, не знаю, кто ее автор:

«..Поэт горбат, стихи его горбаты.
Кто виноват? Евреи виноваты».

Так вот, Сережа Смирнов на похоронах рыдал, его невозможно было успокоить, он буквально терял сознание, хоть скорую вызывай. Он кричал: «Это мой литературный батя! Это мой отец, как же без него?! Без него невозможно. Как же мы теперь будем жить, мы же все перессоримся». О похоронах мне рассказала моя подруга Эмма, она там была. Еще она сказала, что видела, как моя мама и ее подруга Лиза Ш. стояли в почетном карауле у гроба. У Лизы был такой воинственный вид, как будто покойнику что-то угрожало, и она решила его защищать до последней капли крови.

Хочу сказать о Светлове как о поэте. Светлов не был великим поэтом, но талантливым он был несомненно. Марина Цветаева писала Борису Пастернаку: «Передай Светлову, что его Гренада — мой любимый — чуть не сказала: мой лучший — стих за все эти годы. У Есенина ни одного такого не было. Этого, впрочем, не говори, — пусть Есенину мирно спится». Для поэзии Светлова характерна какая то особая интонация, очень человечная. Романтизм в его стихах сочетается с иронией, сочетание редкое, и для меня совершенно неотразимое. В стихах Светлова есть печальная мудрость, понимание человеческих слабостей и бесконечная снисходительность к ним. Ещё в его стихах есть доброта, всеохватывающая. Токая доброта в нашей стране была запрещена, это было прямо-таки запрещённое чувство. Даже когда Светлов писал о войне, Гражданской или Отечественной, в его стихах не было агрессивности, воинственности. Он никогда не призывал «Убей!» Что такое злоба и ненависть Светлову было неизвестно. Он не умел испытывать таких чувств, отроду был лишён этого умения. Теперь доброта не запрещена, но, похоже, она покинула нашу страну. В стихах поэтов молодой генерации её и следа не сыщешь. Вот уж чего там нет, так нет. Если бы Светлова не было в нашей литературе, то общая картина была бы другой. Я бы многое могла сказать о стихах Светлова, но мы тут литературоведением не занимаемся.

Я хочу привести стихотворение Светлова, очень для него характерное, которое, я думаю, мало кто знает.

К моему смешному языку
Ты не будь жестокой и придирчивой, —
Я ведь не профессор МГУ,
Я всего лишь скромный сын Бердичева.

Ты меня хотя бы для приличья
Выслушай, красивая и шустрая,
Душу сквозь мое косноязычье,
Как тепло сквозь полушубок чувствуя.

Будь я не еврей, а падишах,
Мне б, конечно, делать было нечего,
Я бы упражнялся в падежах
Целый день с утра до вечера.

Грамматика кипела бы ключом!
— Кого — чего… Кому — чему… О ком, о чем…

Вот ты подумаешь, что я чудак:
Был серьезен, а кончаю шуткой.
Что поделать! Все евреи так —
Не сидят на месте ни минутки.

Ночь над общежитием встаёт
И заглядывает в эти строки.
Тихо-тихо по небу плывет
Месяц, как Спиноза одинокий.

Эта ночь, я знаю, отдалила
Силача Самсона от Далилы.
Как же мне от этих чувств сберечь
Тихий голос мой и слабость плеч?

Месяцы идут, проходит лето,
И о том, что молодость уйдет,
Комсомольский маленький билет мой
Каждым членским взносом вопиет.

Меланхолик на твоем пути,
Я стою задумчивый и хмурый,
Потому что бицепсы мои
Далеко не гордость физкультуры.

Мы с какой угодно стороны
Не соединяемые части:
Я, как биография страны,
Ты – её сегодняшнее счастье.

Извини мне темперамент мой,
Я на счет любви – глухонемой,
Просто ветер мчался по стране,
Продувая горлышко и мне.

Ночь над общежитием стоит,
Дышит теплым запахом акации,
Спят рабфаковцы…и лишь один не спит–
Это я, как можешь догадаться.

https://tareeva.livejournal.com/113996.html
Tags: 1964, cancer, damned 60s, Михаил Светлов, евреи, поэты, смерть, стехи и пестни, цитатко
Subscribe

  • Своих не сдаём!

    Из всех сидящих губернаторов Россиюшки только 3 заслуживают немедленного освобождения, и первым конечно же выйдет на свободу КМПКВ товарищ Маркелов -…

  • Парень работящий

    Я учусь здесь третий год На сварное дело За любую работенку Я беруся смело Выполнять сварные швы Можно лежа, стоя Мне и кризис ни по чем Угадайте,…

  • (no subject)

    Узнаю этот ветер, налетающий на траву, под него ложащуюся, точно под татарву. Узнаю этот лист, в придорожную грязь падающий, как обагренный князь.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments