Шестая колонна (access07) wrote,
Шестая колонна
access07

Categories:

Окопные - исповедь человека с дубинкой

Вражеская Meduza выложила откровения государевых людей, уже бывших, из действующих абсолютно все обосрались обкрымнашились и отказались разговаривать с недобитой контрой даже анонимно - вдруг вычислят? С колен-то они давно всё стали, а сдадут-то конечно же свои боевые товарищи, такие же анонимные атланты Медведии. И тут отобранной честно заработанной на разгонах десяткой не отделаешься. И куда ты пойдёшь? Охранником в региональный штаб ОПГ "Болотные"?

>Как наши себя ведут на внешнеполитическом поле? Посылают всех на хер: Крым, Сирия. Мне такая политика нравится. Естественно, нам начинают в ответ здесь раскачивать ситуацию. Показывать картинку, что Путин — враг и люди против него. Посмотрим, как это пройдет. Главное, чтобы без жертв. Чтоб не началось как в 1993 году: кто-то на грузовике врезался в ОМОН, когда погиб омоновец, потом начали все звереть. Естественно, в ответ на агрессию должны применяться спецсредства, но, конечно, ограниченно и по целям. Не по всем подряд, как в Белоруссии, ездить и всех ******* [бить].

Если Путин останется еще на один срок, я буду только рад. Ты помнишь 1999 год, когда страна разваливалась на части? Все забыли, какая была страна, какая была тогда коррупция. Да, Путину повезло с нефтью, но везет тому, кто везет. Поэтому, конечно, я за Путина. Если он будет в таком же режиме, то пусть будет пожизненно. Мне не нужна демократия ради демократии.

Чем гордятся украинцы? «Мы свободные, а вы рабы». В чем они свободные? Если это свобода, то я **** [имел] в рот такую свободу. Причем наверняка большинство людей на Майдане выходили, искренне возмущенные действиями Януковича. Что со страной? Все хуже и хуже. Если у них демократия, то я хочу жить при монархии, чтобы все было четко и спокойно.


>Если Путин плохой, давайте не изберем его на выборах. Я за выборы, за камеры на участках, а не за то, чтобы превратить все в разруху. Если нет у нас сейчас других людей, кто может с ним тягаться. [Любовь] Соболь, что ли? Навальный уже судим. Прогибаться перед ним тоже не надо. Лично я к нему всегда относился как к пустому месту. Что он хочет поменять в моей стране? Что он сделает лучше Путина? Просто агент влияния, который дестабилизирует ситуацию в России. Пусть попробует.

>Если мы не будем пресекать несанкционированные акции, это откроет дорогу другим нарушениям закона. [Леонид] Волков же намеренно отказался от согласования и проведения митинга в соответствии с законом. Что теперь, правоохранительные органы должны поднять лапки кверху: «Ходите, мы никого трогать не будем»?

Сегодня они просто пройдут, завтра выйдут с коктейлями Молотова, а послезавтра вся Москва сгорит. У нас есть пример наших соседей, к чему все это привело. Ничего хорошего там не произошло. Поэтому работа выстроена превентивная.



>Сотрудники, конечно, тоже люди. У них есть разные мнения. Кто-то даже видеообращения записывает в поддержку Навального. Мнений среди сотрудников насчет Навального очень много разных. Не все, наверное, стоит озвучивать.

Большинство скорее его воспринимают как агента влияния Запада. Почему его тогда не арестовали за госизмену? Это процесс доказывания. Плюс есть такая вещь, как «расторговка»: гипотетически могут собрать материал для возбуждения дела и прийти к нему с предложением — или обвинение в госизмене, или давай найдем общий язык.

Но большинство сотрудников правильно ориентированы. [Среди работающих на массовых акциях] есть и те, кто разделяет точку зрения оппозиции, но таких очень мало, и от них стараются избавляться. Не нравится твоя работа — увольняйся, переводись в другое подразделение. Никто никого не держит.

Конечно, в стране есть проблемы с коррупцией. Сотрудники тоже это видят, но коррупционеров-то сажает не Навальный. Их сажают сотрудники ФСБ, БЭПа. И сажают пачками. Навальный только кино снимает. Его ролики как раз ни к чему не привели. Возможно, это даже неплохой иммунитет. Думаю, многие факты, которые упоминаются в его расследованиях, проверяются, но далеко не факт, что находят подтверждение. Скажем, его фильм о том, как Дмитрий Анатольевич Медведев покупает кроссовки, — это же чушь полная. Для человека его уровня закроют любой магазин и организуют в нем спецобслуживание. Ему и домой привезут весь модельный ряд. Уж точно он не будет заказывать на AliExpress непонятного качества товар. Даже я не заказываю это говно. Это можно втирать только малолетним хипстерам, которые сами заказывают эту ерунду, потому что денег больше ни на что нет.

Если всех [коррумпированных чиновников] сразу пересажать, то и работать будет некому. И потом не все же воруют. Это такое расхожее представление. На самом деле многие нормально работают. А другие понимают, что могут попасть в разработку или уже в разработке.


>Про оппозиционные взгляды отдельных сотрудников могу сказать, что здесь действует закон больших чисел и в большом коллективе непременно найдется какой-нибудь сумасшедший, который начнет сочувствовать хоть Навальному, хоть Чикатило. Результаты «реализаций» УСБ и ФСБ показывают, что народу нездорового в органах вполне достаточно. Милиционеры совершают все преступления, состав которых описан в Уголовном кодексе. Поэтому почему бы им не посочувствовать Навальному? Я не к тому, что это преступление, а к тому, что человек может потерять голову, будучи даже летчиком или подводником.

Навальный и «в стране все воруют» — это разные темы. Навальный говорит: «Они воруют». Ему в ответ говорят: «Мы не воруем». Воровали-то здесь всегда. У нас и президент об этом говорит. У всех есть сейчас телеграмы, фейсбуки, все знают, что все воруют. И сажают у нас и министров, и заместителей министров, и губернаторов, и мэров, и сотрудников ФСБ. Все все видят. Навальный зачем для этого? Все и без него это знают.

Насчет того, что Навальный шпион. ФСБ этого никогда не заявляла — это пропагандистский штамп. Кто его придумал, тот пусть и объясняет, почему нет дела о госизмене. Это тоже изъян пропаганды. Я лично Навального давно не видел, но в моем представлении он обычный карьерист, беспринципный.

Другое дело, что всякому человеку свойственно развиваться. Про его пребывание в Кирове много рассказал Карнаухов, хоть он и сам слегка поехал головой на почве этой борьбы, но в целом так оно и было. Он не расследователь, не писатель, просто лицо, которое хорошо продавалось. Блогер, который оседлал тему борьбы с коррупцией.

Его настоящая доверенная аудитория небольшая, она просто крикливая. Зачем ему подыгрывает госпропаганда, я не знаю. Это все равно как если бы вся страна боролась бы с каким-нибудь Тесаком. Проблема с Навальным в том, что никто с ним ничего толком не делал на самом деле. Ему всячески подмахивали долгое время. Его освободили для участия в мэрских выборах, мундепы-единороссы ставили за него свои подписи. Ему подыгрывали как могли. Единственный человек, который имел два условных срока и просидел в тюрьме ровно ночь.

В какой-то момент его переход от блогерства к зазывальству стал действительно опасен. Проблема в том, что у нас действительно не Париж и мы не можем вывести жандармов с автоматами, которые скажут: «Ну и ладно. Желтые жилеты, и что? Сейчас два раза пульнем — и все разбегутся». У нас нет практики стрельбы по людям на массовых мероприятиях, слава богу, с 1993 года. И очень хорошо. Поэтому обеспечение порядка на массовых мероприятиях у нас всегда упирается в то, что мы не можем стрелять в людей даже резиновыми пулями. Такая уж у нас политическая и правоохранительная культура.

То, что Навальный начал выводить людей, — это главная причина изменения к нему отношения. Если бы он и дальше просто публиковал свои расследования — ну, герои этих расследований поскрипывали бы зубами, но ничего серьезного с ним бы не случилось.

У меня давно складывается ощущение, что никто с ним толком и не борется на самом деле. Не вижу никакой системной борьбы. Не знаю, что там пишет проект «Проект» или телеканал «Дождь» про совещания с управлением внутренней политики, могу сказать, что даже если практика каких-то совещаний и имеет место, то никакого влияния на то, что называется оперативно-служебной деятельностью, это не оказывает. Это протокольные вещи. Совещания идут отдельно, а жизнь идет отдельно.

Я не верю в существования каких-то штабов по борьбе с кем бы то ни было. Это либеральная конспирология в стиле газеты «Завтра». Только если у [Александра] Проханова где-то сидят носатые масоны и сочиняют заговор против русских людей, то в исполнении «Дождя» это выглядит приблизительно так же, только какой-то другой масти люди сидят в кремлевском бункере и сочиняют непрерывные козни против светоча русского либерализма. Все это просто выдумки. Все сводится к одному: митинг будет — давайте что-то делать.

Все это лоялистское телевидение и прочие инструменты — там просто проедают деньги, выдавая на гора абсолютно неэффективную, вопиющую чушь. Я знаю огромное количество людей, которые смотрели его ролики, но их никак это не цепляло: «Ах, а мы думали, они там все живут в одной коммуналке в Бирюлево и ездят на одной „Ладе-Калине“ хором до метро».


>Я бы сказал, что Путин — это главное препятствие на пути возможных больших репрессий в России. Проблема в том, что вырастают поколения — что у власти, что у левых, что у либералов, — которые считают эти репрессии допустимыми. У них эта прививка закончилась. Люди 50-х, 60-х, 70-х годов рождения имеют хорошую прививку от синдрома 37-го года. Они прекрасно понимают, что поговорить об этом можно, но повторять — ни в коем случае. У людей помоложе такой прививки нет.

Все разговоры про какие-то там люстрации — это разговоры про репрессии-лайт. Про это же говорят не Путин, не Чемезов, не Мишустин. И вот эти кампании общественного осуждения — их тоже устраивает не Песков. Не вижу я никакого бесовского штаба, который бы измысливал репрессии в отношении розовых пони. Я бы видел, если бы он был. Должны были бы приходить эти вурдалаки и требовать крови активистов, русского или нерусского народа. Этого никогда не было, нет и сейчас.

Все-таки любые попытки отрегулировать что-то в правовом поле, количество статей административного и уголовного кодекса — это лучше, чем репрессии. Реально широко не применяется даже тот инструментарий, что существовал и без всех этих законов. Это же такая советская, российская вера в вывески: сейчас мы напишем на табличке «Министерство по искоренению пороков и насаждению добродетели» — и тут же у нас искоренятся все пороки и всюду насадится добродетель. Примем закон — и жизнь изменится. Бесконечное изобретение этих законов не самая здоровая реакция. Вот приняли закон про реабилитацию нацизма, фальсификацию истории и прочее — это же проще, чем организовать преподавание истории в школе, написать нормальные учебники, программы.

Реальные репрессии наступят только тогда, когда значительная часть общества этого захочет. Представить себе ситуацию, что прилетит какая-то банда из Питера и начнет творить здесь массовые репрессии, я не могу. Пока их не сменят новые люди и все общество не скажет: «Давай». Пока главное препятствие — действующая власть. Кто бы что про их дворцы ни говорил, но они на самом деле удерживают глубинный народ и всю эту хтонь от реализации их влажных мечт.


https://meduza.io/feature/2021/02/16/sotrudnik-mozhet-byt-protiv-putina-no-tochno-ne-za-etu-tolpu
Tags: 2021, meduza, Вертикаль, Лупин, Медведия, воруют, политека, цитатко
Subscribe

  • Деды воровали!

    Из музея Вооруженных сил в парке «Патриот» украли экспонаты на 12 млн рублей. Об этом сообщает телеграм-канал Baza со ссылкой на заявление в…

  • (no subject)

    В Москве в Кожухово ночью сгорел "Вечный зов". Есть погибшие.

  • Мутное время

    Любые посягательства на право на коррупцию наконец-то прямо признаны на территории Путинлэнда экстремизмом. Кроме того, чётко выделены три категории…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments