Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

LOL

Хочешь жить - умей вертеться

Путешествуя по горячим новостям суверенной Сколении («арестован...задержан...домашний арест...с болью в сердце отчислил»), наткнулся на такую фуету :

Двадцатидвухлетняя дочь главы госкорпорации «ВЭБ.РФ» Игоря Шувалова Мария в 2018 году получила более 2 млрд рублей (172 млн в месяц), что превышает зарплаты главы Сбербанка Германа Грефа и руководителя «Газпрома» Алексея Миллера. Об этом, как сообщает ПАСМИ, говорится в расследовании Baza.

СМИ напоминает, что Мария Шувалова — выпускница Московской государственной академии хореографии и артистка Большого театра.

Как уточняется, сведения о ее доходах изданию Baza передал источник, имеющий доступ к базе ФНС. Согласно предоставленной информации, на подмостках главного театра страны в 2018 году Шувалова зарабатывала примерно 71 тыс. рублей в месяц.


https://www.rosbalt.ru/russia/2021/01/29/1884809.html

Аркаша, друг, выдыхай - это её дворец.
Arshavin

Культуру - в массы!

Как только посадят Кирилла Серебренникова и всех его менеджеров, а потом Ефремова-младшего, на просторах ГУЛАГА можно будет организовать Большой тюремный театр имени товарища Ягоды. А пока эти сидят, глядишь, ещё кто-нибудь на чём-нибудь спалится и загремит на нары - футболисты, галеристы, урбанисты, тромбонисты.

И начнётся реальное Возрождение.
YNWIM

Горько!

Вокруг МХАТа имени Горького — снова громкий скандал. Даже удивительно, насколько «эффективным» оказалось назначение Эдуарда Боякова на место Татьяны Васильевны Дорониной. 21 ноября Владимир Путин вручил орден «За заслуги перед Отечеством» I степени одной из своих любимых артисток. Нет сомнений: он отлично помнит и фильм «Старшая сестра», и фильм «Еще раз про любовь», а лучше всего — «Три тополя на Плющихе», не говоря уж об особых ленинградских страницах биографии актрисы в БДТ при великом Товстоногове. В канун встречи президента и актрисы в Екатерининском зале первого корпуса Кремля опубликовано письмо в ее защиту. Под ним десятки подписей народных и заслуженных, среди которых немало — всей стране известных. Театральный мир требует справедливости для Национального Достояния (так, почти как в Японии, именуется в этом тексте актриса). Письмо дышит гневом:

«То, как развивается конфликт в реальности, делает очевидным, что Министерством культуры РФ допущена грубая ошибка, и ее надо исправить как можно скорее».

Положим, грубые ошибки в Год театра — специализация театрального департамента Министерства культуры и лично Мединского. Именно он снял Доронину с поста художественного руководителя чуть меньше года назад, как раз в канун шестидесятипятилетия ее сценической деятельности, и представил труппе тройку новых управленцев. «Вместо хорошо образованного и мудрого мастера управлять сложным механизмом одного из первых русских театров назначен проектный менеджер Э.В. Бояков, — говорится в письме. — Посмели нанести публичное оскорбление уникальному художнику, причем оскорбленными почувствовали себя в первую очередь миллионы зрителей». Люди, подписавшие письмо (а среди них Юрий Бондарев и Мария Аронова, Валерий Баринов и Роман Виктюк, Евгения Добровольская и Сергей Маковецкий, Ирина Муравьева и Виктор Сухоруков, Нина Усатова и Ольга Яковлева) настаивают на конкретном решении — вернуть Доронину! Ситуация сложная, противоречивая. Скажу откровенно: хорошо помню состояние театра при Татьяне Васильевне. Он изрядно обветшал, и физически, и эстетически.

...

Так почему именно к Дорониной приехали два Владимира, Мединский и Толстой, чтобы передвинуть ее на декоративную позицию президента театра? Ответ до недоумения прост: эффективный менеджер Бояков активно искал, что бы возглавить. Приглядел для себя Тверской бульвар. И ресурса ему хватило. Ведь во властных кабинетах он «продавал» не грядущую цепь скандалов, а проект-«оплот». Патриотического искусства, верного идейного курса, Русского художественного союза. Вместе и заодно с союзником — писателем-воином Захаром Прилепиным. Чью популярность можно было легко конвертировать, чья риторика прямо-таки призвана осенять подобные начинания.

Чего только не было «вброшено» в публичную сферу с воцарением Эдуарда Боякова в качестве худрука. Раскол в труппе. Объявление о миллионных долгах МХАТа государству. Письмо артистов театра президенту. Презентация новой модели жизни (стихи, йога, лекции, концерты и пр.) Ряд очень средних спектаклей. Громкий провал одного из них — программно заявленного «Последнего героя». Шум в сетях. Кто-то напился, кто-то кого-то ударил, кто-то кого-то обхамил. Перевод артистов на новую контрактную систему. И вот теперь еще одно письмо на имя Путина; уже не изнутри театра — акт заступничества театральным миром. Последнее вызвало панику во мхатовском руководстве. Было спешно создано письмо-отпор, по сути, поэма о лучшем руководителе.

А так как лояльность руководству внутри театра уже вошла почти в религиозную фазу, объявили: кто не подпишет, того покарают.

...

В ситуации вокруг МХАТ имени Горького налицо жесткое столкновение двух типов влияния — закулисного и публичного, двух репутаций — узко корпоративной и истинно народной, наконец, двух способов существования под одной вывеской. Ведь 70–80 процентов людей о бездне между МХАТами в Камергерском переулке и на Тверском бульваре не догадываются, и все, что происходит по месту нынешней прописки Эдуарда Боякова и Захара Прилепина, относят на счет единственного прославленного имени — Московского художественного театра. Один из выходов — хирургический: снять со здания на Тверском вывеску, жизнь искусственно созданного бренда пресечь. Пусть РХ-союзники как хотят, так и строят свой сочиненный нано-ДК. Ведь 100 процентов споров — из-за дикого несоответствия имени театра и личных форматов «реформаторов». Если во МХАТе больше нет «раскольницы» Дорониной, единственным Художественным театром страны имеет право остаться тот, что исторически обитает в Камергерском и носит имя Чехова. Неточно Бояков с Прилепиным выбрали объект. На весах искусства, памяти и в глазах первого лица российской власти артистические заслуги Татьяны Васильевны Дорониной, пожалуй, перевесят их идейные корчи и потуги эффективности. Но попросит ли о защите прекрасная дама? И кем сегодня покажет себя президент — рыцарем или дипломатом? Что окажется весомей — теплые личные сантименты или холодная верность протоколу?


https://www.novayagazeta.ru/articles/2019/11/21/82813-zaschitit-doroninu

В "Новой газете" вышла статья о МХАТе им. Горького, чётко заточенная против Боякова и меня.
"Новая газета", которая в гробу видела весь этот МХАТ лет 25 подряд, и в лучшем случае могла упомянуть его кисло-скептически (на самом деле - вообще в упор не видели) вдруг озаботились судьбой театра. Якобы.
На самом деле озабочены они одним: чтоб мракобесы, консерваторы, царебожцы, сталинисты и милитаристы не получили базу посреди Москвы.
У нас только что отвыступали на третьей сцене при полных аншлгаха "крымнашисты" Евгений Рейн, Юрий Кублановский, сейчас ведём переговоры со Станиславом Куняевым...
Ну, вы поняли.
Патриоты должны сидеть в углу, всего стесняться, выглядеть косо, криво и всем видом доказывать свою бездарность и никчемность.
А тут вдруг такая движуха.
"Спасите русский театр!" - кричит "Новая газета".
Фарисеи.
Жду отдельную программу на "Эхо Москвы" про МХАТ.

https://prilepin.livejournal.com/1546619.html
Arshavin

Про гордыню и блядей: Мосотсос

Старик Калягин совершенно бесплатно поделился своим бесценным опытом, авторитетно посоветовав двум возмутителям спокойствия молча сглотнуть:

«Смирите гордыню. Вы не пишете романов, когда за все отвечает только сам автор, и тогда он волен участвовать или не участвовать в каких-либо литературных конкурсах. Вы работаете в театре, и в числе авторов ваших спектаклей есть еще другие талантливые люди. Хорошо бы учитывать и их мнение», — пишет он.


По мнению Калягина, неприятие режиссерами некоторых экспертов в совете нелогично. Он говорит о том, что так можно прийти и к тому, чтобы не пускать на свои спектакли не принимающих режиссерские постановки зрителей.

Александр Калягин выразил сожаление, что «такие яркие режиссеры отказываются принимать участие в главной театральной премии России». «Я хочу призвать всех: уважайте себя, уважайте мнение ваших коллег, уважайте противоположные эстетические взгляды. Ни у кого нет права узурпировать театральную эстетику, заявлять, что вот это главное, а это второстепенное. Время все расставит на свои места. Важно, чтобы в истории от нас остались талантливые спектакли, а не скандалы, склоки, хамские реплики в социальных сетях и различные проявления нетерпимости», — резюмирует председатель СТД.


Такой вот театр из одного актёра, а каких именно зрителей в штатском он к себе регулярно пускает, все и так давно знают, лучше бы и не пускал. Думаю, когда-нибудь ему и другому мастеру этого дела, товарищу Табакову, поставят памятник, но он им точно не понравится.